Неопровержимые доказательства, путаные показания обвиняемого и громкие заявления адвоката о том, что на самом деле все было не так, — резонансный судебный процесс по делу о смертельном ДТП на Садовом с участием нетрезвого актера Михаила Ефремова все лето был в центре общественного внимания. Защита меняла тактику, появлялись новые свидетели, Ефремов находился под домашним арестом, лежал в больнице, говорил то одно, то другое. Во вторник Пресненский районный суд Москвы приговорил его к восьми годам колонии.

Алкоголь и наркотики

По версии следствия, вечером 8 июня актер за рулем своего Jeep Grand Cherokee вылетел на Садовом кольце на «встречку» и лоб в лоб столкнулся с «Ладой», водитель которой — курьер интернет-магазина Сергей Захаров — вскоре скончался от полученных травм в больнице.

Прокуратура Москвы заявила, что в момент ДТП Ефремов был в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, а столичный прокурор Денис Попов потребовал передать дело в ГСУ ГУ МВД по Москве. Экспертиза выявила в крови актера до 1,25 промилле алкоголя, а также производные кокаина и марихуаны.

Следствие возбудило уголовные дела в связи с ДТП и наркотиками, Ефремова отправили под домашний арест. Через несколько дней он записал видеообращение, попросив прощения у семьи Захарова, а также пообещав помощь, если «ее примут». Артист заявил, что готов понести наказание, и назвал содеянное «непростительным».
Семья погибшего извинения не приняла и от денег отказалась. «Это было сделано на публику, зачем же еще записывать видео и выкладывать его в интернет? Лично он никак не извинился», — позже объяснил младший сын Сергея Захарова Валерий. Такого же мнения придерживается и родной брат погибшего, тоже Валерий Захаров.
В начале июля защита резко поменяла тактику. Адвокат Ефремова Эльман Пашаев вдруг заявил, что актер не считает себя виновником ДТП, а помощь семье Захарова предложил только потому, что «в аварии участвовала его машина».
Позднее Пашаев отметил, что у Ефремова нет никаких проблем с алкоголем, и вообще не факт, что джипом в тот вечер управлял именно он. Адвокат подчеркнул, что этого пока никто не доказал, а с Ефремова взятки гладки — он якобы вообще ничего не помнит.

Я ничего не помню

Поначалу никто, включая самого Ефремова, не спорил с тем, что за рулем Jeep Grand Cherokee в момент ДТП находился он сам, при этом пассажиров в машине не было.
Ефремов признался мне, что он был за рулем. Я задал ему вопрос: «Вы управляли автомобилем?» Он ответил: «Да, я управлял». «Вы выпили?» — «Да, употребил алкогольный напиток», — вспоминал сотрудник ДПС, одним из первых прибывший на место аварии. По словам инспектора, актер «каялся, говорил, мол, что же я наделал, что натворил»
Экспертиза установила, что найденные на сработавшей водительской подушке безопасности биологические следы — пот и бактериальные клетки — принадлежат Ефремову. Кроме того, в салоне обнаружили «микроскопические» следы тетрагидроканнабинола, входящего в состав гашиша и гашишного масла.
Когда в начале августа актеру показали видео с места аварии, на котором он признает себя виновным, Ефремов заявил, что ничего не помнит и вообще «с трудом» узнает себя на экране.
Перед одним из судебных заседаний ему вдруг стало плохо, он потерял сознание. Актера доставили на скорой в Боткинскую больницу прямо из здания Пресненского суда. В середине августа он по собственному желанию выписался из больницы в «удовлетворительном состоянии» с рекомендацией «наблюдаться у врачей, принимать лекарства и отказаться от курения». По словам адвоката, у артиста выявили хроническую обструктивную болезнь легких и острое нарушение мозгового кровообращения.

Путаные показания

В конце августа тот же самый Эльман Пашаев, который утверждал, что у Ефремова нет проблем с алкоголем, вдруг попросил суд заслушать показания эксперта, обнаружившего у его подзащитного «органическое расстройство личности» в связи с «синдромом зависимости от алкоголя».

«Во время допроса после ДТП Ефремов признал вину, потому что много выпил. Он после приема 300 грамм отключается, ничего не помнит», — сообщил адвокат.
Судья, однако, отказалась выслушать эксперта, а Ефремов неожиданно сказал, что, скорее всего, в момент ДТП находился не за рулем

Я склоняюсь к тому, что сидел на пассажирском сиденье. Более того, меня туда тащили», — заявил он на заседании. Представитель потерпевшего уточнил, уверен ли Ефремов в этом на сто процентов. Артист ответил, что «на 90 процентов — точно».

Позже он, правда, перезаключил с Пашаевым соглашение на защиту. А свидетель Гаев опознал себя на видео с места ДТП, указав на некоего мужчину в медицинской маске на лице, хотя до этого утверждал, что был без нее.
Опознать на записях своего друга Александра Кобца, с которым он гулял в тот вечер, Гаев не смог. Сам Кобец, хотя слеп на один глаз, а зрение на другом — минус три, в собственных показаниях не сомневался.
Защита родственников погибшего Захарова решила добиваться возбуждения уголовного дела против обоих свидетелей.На заседании суда 31 августа Михаил Ефремов опять сообщил, что не виновен в ДТП, а поспешное признание объяснил похмельем и нервозностью.
«Начинается моя память с момента, когда я сижу у следователя. Я не помню, предлагал ли он мне адвоката. Я вышел, меня встретили друзья, Дашка (видимо, актриса Дарья Белоусова. — Прим. ред.) предложила поехать к ней, там спокойнее, а утром уже умер Захаров (жертва ДТП. — Прим. ред.), и мы поехали в суд», — рассказал актер.
Комментировать заключение, где с его слов записано, что он был за рулем, Ефремов отказался со словами «я не комментатор». И добавил, что не признавал вину, а в его видеообращении вырезали частицу «не».
По ходу процесса актер постоянно менял риторику. То жалел всех потерпевших и переводил им деньги, то отказывался отвечать на вопросы их адвокатов и называл отношение к себе хамским.
Хотя его адвокат Эльман Пашаев сам не раз позволял себе довольно резкие высказывания. Так, на одном из заседаний он попросил свидетеля обвинения спрятать телефон, а в ответ на возражения представителей потерпевших оскорбил их, посоветовав «закрыть рот». Также Пашаев поинтересовался семейным положением свидетельницы и тем, есть ли у нее дети. Судья Елена Абрамова отвела этот вопрос как не относящийся к делу.
Третьего сентября Михаил Ефремов неожиданно опять признал вину и зачитал в суде целое стихотворение, посвященное погибшему в ДТП курьеру Сергею Захарову.
Обвинение потребовало отправить Ефремова в колонию общего режима на 11 лет. Защита попросила «справедливый приговор», но без лишения свободы. Сам Ефремов в последнем слове выразил мнение, что «десятку точно дадут». Дали в итоге восемь. Кроме того, актера обязали выплатить 800 тысяч рублей в пользу старшего сына погибшего.

Комментарии