Некоторые сирийские граждане поражали меня своей осведомленностью. Казалось, что у них либо родственники в спецназе работают и все им рассказывают, либо они сами, непосредственно, участвовали в тех событиях, о которых так любят говорить. 

— Журналист? — спросил сириец и я кивнул, поправляя съехавшую на бок каску.

Этот сириец честно сказал, что будь я англичанином или американцем, он бы послал меня на три русских буквы, кои успел выучить за время пребывания российских военных здесь. Но поскольку я француз, чья страна принимает мигрантов, он, так и быть, расскажет пару тройку занимательных, и вполне реальных историй за определенную плату в евро.

Али, как он себя назвал, стоял прислонившись к стене полуразрушенного здания и продолжал вещать. Иногда взгляд его темно-карих глаз отрывался от вечернего сирийского неба, соскальзывал к руинам, к обгоревшим остовам зданий (где играло несколько ребятишек), и дабы убедиться, внимательно ли я слушаю, впивался в меня.

В грязной одежде, с уставшим, осунувшимся лицом, сейчас он делился со мною тем, что знать полагается разве что бойцам спецподразделений армии САР, ну или на худой конец спецназу ССО РФ. Был, правда, еще один вариант — сириец придумывает, додумывает и хитрит, чтобы сорвать с глупого иностранного журналиста деньги. Ну и ладно.

Воспоминания Али вернулись к событиям месячной давности, когда Восточная Гута стала на какое-то время адом на земле для многих. Именно там, в пригороде Джобар, когда-то скрывались офицеры британского спецназа SAS. Вместе с американскими спецами и разведчиками Израиля.

Они прятались в подземном убежище, своего рода командном штабе координирования. Что координировали? Али охотно пояснил. Минометные обстрелы кварталов Дамаска, особенно тех, что прилегали к посольству России.

Именно по последней причине ССО РФ и военные специалисты совместно с сирийским спецназом, сначала детально разработали, а потом и осуществили операцию по захвату иностранных офицеров в плен. Правда была еще одна причина, политического толка.

Сирийский спецназ там сильно и не стрелял даже, просто взяли подземелье быстрым штурмом и предложили британцам с американцами не рыпаться. В основном работал сирийцы. Но, корректировку и контроль, в том числе и на месте, осуществляли ССО РФ.

Западные спецы правильно оценили обстановку и преимущество в стволах, ко всему понимали, что отходя наверняка перекрыты. По началу они пытались договориться, чтоб их отпустили.

Мол, ни сирийцам ни русским не нужно обострение отношений между странами участниками конфликта. Русские же сказали, что тут без вариантов, только сдача. Добровольная, или принудительная. Тогда иностранцы стали угрожать, уже непосредственно русским. Те проигнорировали, лишь немного отступили в сторону, дабы не мешать сирийским спецам работать.

«Знаешь почему русские не отпустили британцев и тех кто вместе с ними оказался в бункере»? — сделал небольшую паузу в своем рассказе Али. Я, сделал вид, что не знаю и помотал головой. Сириец продолжил: «Ты что новости не смотришь? Англичане же аферу в Солсбери провернули. А это, своего рода, ответка России. Вот в Алеппо они западных спецов выпустили, чтоб не обострять отношения с Западом. А здесь уже другая ситуация».

Дальше Али стал рассказывать то, что я и так знал. О поездке министра обороны США в Оман, для переговоров, о попытках британцев договориться с Россией и жестком отказе последних. Тут он наверняка новостей начитался… интернет и медиа подобным пестрили. А может он был каким-то внедренным агентом? Ну, мало ли…

Где-то в далеке заухали взрывы, затрещал пулемет. Я вздрогнул. Пора возвращаться. Уловив мой испуг Али требовательно протянул руку. Я сунул ему 30 евро и побежал к машине, на ходу крича водителю, чтоб заводил. Грохот приближался. Стайка детей, до этого игравшая в развалинах мигом испарилась.

Лишь Али, по прежнему стоял у покосившейся стены и спокойно улыбался. Его карие глаза не выражали никакого страха. Деловито сунув деньги в карман, он, упругой походкой, двинулся в ту сторону, откуда слышались звуки боя. Перед тем, как пылевое облако, из-под колес нашего джипа, скрыла худую фигуру сирийца, я увидел в его руках невесть откуда взявшийся автомат «калашникова».