В российской инфосфере распространено мнение, что Россия и Китай друзья на все времена и надо радоваться успехам Китая. Особенно в противостоянии с США. Вместе с тем история – не такая давняя – и нынешнее время говорят об обратном. Помните старую русскую пословицу “друг познаётся в беде”? Давайте вспомни, что делал Китай после 2014 года, когда Россия оказалась в очень непростой ситуации.

В 2015 году Китай и США заключают договор о военном сотрудничестве. И в это же время первый зампред группы ВТБ заявляет о сложностях кредитования российских банков в Китае из-за санкций США в отношении России. Да и сейчас эти сложности с китайскими банками не закончились.

Надо уяснить раз и навсегда, что Китай планирует стать одной из мировых сверхдержав (“Шелковый путь” и тому подобные проекты – это всего лишь средства). И китайцы будут не против, если их страна останется единственной сверхдержавой на планете. Не стоит утверждать, что Китаю этого не надо: если бы китайцы не ставили перед собой такие цели, то они до сих пор бы сидели в своих границах тихо и мирно, не проводя экономической экспансии в различных частях света. Это не плохо и не хорошо – это факт, который надо принять и понять. Политика КНР в Южно-китайском море является ярким примером новой китайской политики: экспансия Китая в данном регионе была настолько агрессивна, что не только давний союзник США – Филиппины – обратились за помощью к американцам, но даже Вьетнам (вот парадокс) был вынужден искать защиты у Америки.

Владимир Путин крайне здравомыслящий политик. И он никогда ещё не совершал никаких значимых телодвижений во внешней политике, не просчитав наперёд максимально возможное количество ходов со стороны противников, а также не укрепив тылы. Китай решил воспользоваться затруднительным положением нашей страны по доступу к международным капиталам и захотел выторговать себе более выгодные условия в отношениях с Россией. Если кто-то считает это невозможным, потому что Китай “не такой”, рекомендую ещё раз ознакомиться с политикой Китая в отношении Южно-китайского моря: мнение слабых китайцы игнорируют. От слова “совсем”. Россию нельзя сравнить с Филиппинам, поэтому китайцы всё ещё ведут с нами торги о будущем мироустройстве, а не ставят нас перед фактом.

Кстати говоря, российско-китайские переговоры о переводе взаиморасчетов на национальные валюты буксовали тогда. И тормозятся до сих пор. Стороны, как это принято, обвиняют друг друга, но, если перестать делать из Китая “рыцаря”, а посмотреть на его внешнюю политику трезво, то логично предположить, что китайцы хотят укрепить свою валюту не только за счёт своей промышленности, своей кредитной экспансии, но и за счёт российских ресурсов (нефтеюань вместо нефтедоллара).

Но трудно припомнить, где Путин говорил о том, что наши ресурсы будут помогать юаню становиться мировой резервной валютой. Нашего интереса во взращивании очередного мирового гегемона, который к тому же будет иметь общую с нами границу, нет от слова “совсем”.

Надо понимать, что мировая политика предельно цинична. По факту сегодня на планете есть три субъекта политики: Россия, Китай и США. У первых двух совпали тактические интересы в том, чтобы “свалить” третьего, но это не означает, что во время “сваливания” Америки, Россия и Китай не будут пытаться создавать себе более выгодные позиции в новом мировом порядке. Естественно, не только за счёт США, но и за счёт друг друга. И эти более выгодные позиции они будут выторговывать друг у друга за счёт имеющихся слабостей, а также у США за счёт слабостей друг друга.

Слушая новости, связанные с Китаем, надо помнить: он не упустит ни малейшей возможности достигнуть своей главной цели. Пока это выгодней делать в содружестве с нашей страной, КНР будет делать это в содружестве с нашей страной, но как только проще и выгодней будет достигнуть цели за счёт России, то можете не сомневаться, что будет сделано именно так. //источник

Комментарии