Американец Энди Фрека впервые прилетел в Россию больше 20 лет назад. С охапкой стереотипов, страхов… и американской едой.
«В то время мы привезли с собой свои продукты. Самое главное – арахисовое масло, мы думали, что без него умрем. А еще взяли мед, хотя он на самом деле намного хуже, чем русский. Русский мед более натуральный, а американский — с завода, прошел уже много процедур, и уже не мед. Но мы его взяли с собой.»
Как и американский мед, многое с чем столкнулся американец в России, оказалось намного лучше того, что есть у них. а чего-то у них и вовсе нет:
Кефир, тархун, баня, настоящая русская. Но это все на уровне балалайки, а если говорить более серьезно, о сфере туризма или бизнеса, то в России есть Камчатка. В Америке этого нет, а это удивительный край. В России есть архитектура, которой нет в Америке. Если говорить о медицинском туризме, то тут есть виды лечения, которые на Западе еще не утверждены. Если говорить об оздоровлении: санатории – у нас даже такого понятия нет. У нас нет душа Шарко, а это реально прикольная вещь. Есть еще другие виды технологий, которые тут разрабатываются.
Но для начала каждому русскому нужно понять, что это может быть интересно для иностранцев. Потому что сейчас в народе не верят, что в России есть что-то интересное для западных людей. Но это есть и это повсюду.
Я работаю с иностранцами и помогаю им найти квартиры, когда они приезжают. Так вот они замечают, что здесь сервис лучше, чем на Западе. Особенно европейцы удивляются, потому что во многих странах Европы все закрывается в 5 вечера. А тут они приезжают и не могут поверить, говорят: «Тут настоящий капитализм. Все работает до 10 вечера!». А если тебе ночью чего-то захочется, ты можешь позвонить и тебе доставят, что необходимо.
Люди по-прежнему думают, что все плохо. Меня удивляет, что люди так быстро забыли о том, какие времена были раньше в сравнении с сегодняшним днем. Сидим у подъезда на скамейке, едим семечки и рассказываем, что раньше было лучше и что пломбир стоил 20 копеек, и что дети ежегодно отдыхали на Черном море, а сейчас только Шарм-Эль-Шейх да Хургада. Ужасно. Да, в России сейчас очень много проблем, но они настолько хорошо видны, что намного интереснее говорить о возможностях, потому что в России возможностей — просто море. Я тоже могу сидеть на диване и рассказывать о том, как все непросто в бизнесе, но я лучше посмотрю на возможности. Если я знаю, что есть потенциал – это заставляет меня вставать с дивана и что-то делать. Это то, чего я желаю для россиян. Я не вижу, что люди стали счастливее за 20 лет со всеми сегодняшними удобствами.
Возьмем банальный пример: дороги. Я много езжу по России и видел разные дороги: где-то застревал, ночевал в машине в тайге, так что я знаю, что это значит. Об этом даже говорить бессмысленно, настолько это очевидно. Но проблема в том, что когда я начинаю говорить о возможностях, мне неизменно отвечают: «Ты американец, ты ничего не знаешь». Я могу с этим поспорить, потому что за последние 20 лет я поездил по России больше, чем любой русский. Я много где был, много, что делал, а русский человек, который сидит на одной работе в одном городе, не видит это так широко.

Я с двумя американцами недавно был в Петрозаводске. Один из них прожил в Москве 20 лет, он мне сказал : «Энди, я нигде не был в России, кроме Москвы и Санкт-Петербурга. Поехали». И вот мы едем по Петрозаводску, они смотрят на эти деревянные бараки – те, что считаются для русского человека самым худшим жильем – и говорят: «Это так прикольно, так красиво!» Они все равно это фильтруют по-своему. Я заходил в гости в такой дом и мне казалось, что там уютно, нормально. Мне понравилось. Но проблема в том, что если я начинаю говорить, что мне все нравится, люди думают, что со мной кто-то поговорил. Люди такие: он везде ходит, ему все нравится – странный человек.

Комментарии